Помню в детстве, я всегда недоумевала, когда видела эти штуки. А стоит заметить, что «штучек», которым посвящён сегодняшний рассказ, в те времена было гораздо больше. Правда, детский разум не способен долго размышлять над какой-то проблемой и быстрёхонько находит решение вопроса, хоть и не всегда верное. Вот и я тогда решила, что штуки предназначены для того, чтобы вешать на них сумки. На случай, если бабушка какая-нибудь устанет тащить авоську с молоком и хлебом домой. А тут – бац! – вот она, ручка, куда можно авоську повесить и передохнуть. Места, правда, для этих ручек странные выбирались, но это уже другой вопрос, не так ли? ;)

Теперь я уже большая девочка, и знаю, что никакие это не ручки, не крючки, и даже не торчащие неизвестно для каких целей печати.

Выступающие из стен металлические объекты с цифрами и буквами – это реперы, специальные геодезические знаки. С их помощью обозначали на местности точку, высота которой над уровнем моря определена нивелированием. Бр-р-р, какое количество умных, не сильно понятных слов!!!

Ну, её, эту теорию. Давайте сразу к практике? Только позволю себе единственное уточнение касательно двух типов геодезических знаков, ставших предметом наших розысков в последние месяцы. Геодезический репер имеет выступающую часть, а марка – это, по сути, плоский кругляш, вделанный в стену. Это, если я правильно поняла, конечно. Итак, знакомьтесь. Реперы.





Вот именно эти штуки я принимала за ручки. Судя по всему, реперы данного типа устанавливались в нашем городе где-то после 1960-х годов, но не ранее 1967 года.

Отлитое в металле «ГУГК» – это «Главное управление геодезии и картографии при Совете министров СССР» (преобразовано 10 мая 1967 года из Высшего геодезического управления). Устройство реперы имеют следующее.



В общем, довольно прочно эти штучки вделаны в стену, можно и сумку повесить – не упадёт.

Если верить той же теории, наличие в городе репера с номером 995 вовсе не означает, что их в городе не меньше этого количества. Реперы отливались на заводе для конкретного заказчика. Указывались аббревиатура заказчика и порядковые номера, а уж какие именно и в каком количестве реперы были прихвачены в Великие Луки для производства работ – это, так сказать, предмет отдельного исследования.

Но чем чахнуть над бумагами в поисках данных, не лучше ли прогуляться по городу, авось, чего интересного увидим? Например, реперы более ранней эпохи. У них и вид совсем другой. Это вам не ручка какая-нибудь, а хорошо заметный издали металлический знак с выступом. И вид у них такой солидный, значимый, я бы даже сказала, исторический.





Большая часть этих знаков – наследие, оставленное нам послевоенными геодезистами. Они составляли карту города, уточняли план застройки. На этих знаках, в основном, две маркировки: так и не поддавшаяся расшифровке УГА и ГИПРОГОР НК КХ (Государственный институт проектирования городов. Народный комиссариат коммунального хозяйства).

Выбивается из общего ряда репер на стене одного из зданий бывшей кондитерской фабрики «ЛЕНГИПРОГОР 28». Это Ленинградский Государственный институт проектирования городов. После преобразований и объединений организация оформилась в 1959 году. Известно, что в 1959 году ЛЕНГИПРОГОР разрабатывал проект расширения городской черты. Можно предположить, что данный репер был установлен именно в тот период.

А теперь о вандализме. А как иначе назвать подобное отношение к реперам, которые вообще-то «охраняются государством»!? Конечно, большая часть из них уже давно «выпала» из сети, но, согласитесь, они ж почти памятник! Вот на здании ВЛГАФК интересный репер с буквами «К.С.» (опять загадка неразгаданная!) едва виднеется из-под штукатурки. Номер установить не удалось.



Вовсе никаких опознавательных знаков не осталось на виду у репера на проспекте Ленина, д. 31.



Едва виден номер 03 репера на доме по проспекту Ленина, д.43/26.



И не понятно, что за репер стоял на доме по улице Некрасова, 20.



А «ноль второй» и вовсе утрачен несколько лет назад: снесён вместе с бывшей керосиновой лавкой на улице Сибирцева, на которой он был установлен.



В поисках самого старого великолукского репера мы пробежались по историческим местам города.

Дом Демешко – «265 ГИПРОГОР НК КХ».


Башня в депо – номер не читается, маркировка «УГА».


Ограда Казанского кладбища – «038 УГА».


По пути «выловили» загадочный репер на доме, где когда-то была библиотека им. А.Гайдара.


Дом купца Гордеева, где до недавнего времени располагалась школа ДОСААФ, а теперь здание умирает после пожара, – «122 ГИПРОГОР НК КХ».


Центр эстетического воспитания на Ботвина – опять «416 ГИПРОГОР НК КХ».


Башня на улице Заслонова – «УГА 054».


Да, что ж за «зверь» этот «УГА»?!


На Дятлинке целых два знака от ГИПРОГОРА с номерами 108 и 372.



«Каталог высот марок и реперов нивелирования…» 1951 года нам подсказал, что в Великих Луках было установлено сразу три марки Корпуса военных топографов.


Ух, ты! Вот это удача! Во-первых, это точно дореволюционные марки. Во-вторых, Корпус интересен сам по себе. Он был организован в 1822 году при непосредственном участии, в числе прочих, Ф. Ф. Шуберта – деда Софьи Васильевны Ковалевской, составителя общеизвестной «трёхверстовки» Российской империи.

Но здесь нас ждало большое разочарование. Две такие марки стояли на здании железнодорожного вокзала. Увы. Утрачены.

У нас оставалась надежда найти подобную марку на одной из опор «Богдановского» железнодорожного моста. Пусто... Зато нашли очередной необычный стенной репер с номером 2895, он тоже был в каталоге.


А всё-таки, глянуть на марку Корпуса Военных Топографов, пусть не в границах города, но границах Великолукского района, можно!

Заодно с моей любимой башней познакомитесь. Догадались? Конечно, речь про Великополье.

Повезло станции, хоть и бомбили в войну не раз. А вот башня устояла. И марка нивелирная цела!



На самом деле тема «любопытных железок» оказалась настолько обширной и увлекательной, что и материал написался не сразу и «героев» мы ещё не всех отыскали.

Присоединяйтесь к поискам!

И вдруг именно вам повезёт разгадать аббревиатуру «УГА»?

С уважением, ваша Velikolu4anka.