Мне в руки, точнее на электронную почту, попала фотография, сделанная в Великих Луках в ателье Папроцкого. Снимок запечатлел великолучанку Лилию Ивановну Кучерову, жену великолукского мещанина Ивана Михайловича Кучерова.

В итоге в категории "Поиск" у нас новый материал. Рассказываю о том, как "искала" Кучерова Ивана Михайловича.


Снимок прислал праправнук Владислав. К сожалению, о жизни семьи в Великих Луках он смог рассказать совсем немного. У Лилии Ивановны и Ивана Михайловича было трое детей. Их дочь Лидия вышла замуж за Коробова Андрея Ивановича, военного. Известно, что отец Андрея Ивановича, Иван Коробов, тоже жил в нашем городе и был адвокатом. В Великих Луках у Лидии с супругом появились на свет три дочери, а после 1930 года, в связи с переводом по службе главы семьи, они переехали в Смоленск. Лидия Ивановна умерла во время Великой Отечественной войны, а их дочери были угнаны в Германию. Самой младшей из сестёр на тот момент только исполнилось 11 лет. Это была бабушка Владислава.

Также Владислав перелистал Памятные книжки Псковской губернии и обнаружил имя своего прапрадеда в изданиях за 1893, 1895, 1897, 1905-1906, 1911-1912 и 1913-1914 годы.

Иван Михайлович Кучеров был старшиной кожевенного цеха, гласным Городской Думы, кандидатом Торговой депутации, членом присутствия в раскладочной по государственному промысловому налогу. По данным Памятных книжек, Кучеров проживал в собственном доме на Торопецкой улице (ныне – проспект Гагарина).

История этой семьи так заинтересовала меня, что я полезла «рыться» во всех доступных мне источниках. Первым делом, я обратилась к электронной базе данных Государственного архива Псковской области. И сразу же наткнулась на дело 1880 года из фонда Псковского губернского по воинской повинности присутствия. Согласно заголовку, в 1880 году великолукская мещанка Ольга Яковлевна Мурашева просила предоставить её сыну Ивану Михайловичу Кучерову льготу 1-го разряда (само дело я посмотреть не могу, но, вероятно, речь шла об освобождении от воинской повинности единственного кормильца семьи).

Конечно, можно было бы предположить, что речь о каком-то другом Кучерове, если бы не одно «но»: перелистав метрические книги городских церквей за 1858-1862 годы, я нашла множество записей, связанных с великолукскими мещанами. Фамилии мещан Толстоуховых, Шатиловских, Невляниновых, Ефремовых, Баженовых, Евсеевых и других встречаются так часто, что почти невозможно понять, кто из них кем друг другу приходится. А вот фамилию Кучеровых мне повезло найти всего один раз. Поэтому, с большой долей уверенности, можно смело считать всех великолукских Кучеровых родней.

Искать запись о рождении человека, не зная в каком именно храме его крестили, – это даже сложнее, чем отыскать иголку в стоге сена. Поэтому повторюсь: мне просто несказанно повезло!

Ориентир в поиске был один – в дате. На службу в царскую армию в период о котором идет речь, призывали юношей в возрасте 20-23 лет. Получается, что мать нашего Ивана Михайловича Кучерова должна была направить прошение в Псков, когда сын достиг этого возраста. Отнимем от 1880 двадцать лет, получим 1860 год, отнимем двадцать три – получим 1857-ой. Вот в промежутке между 1857 и 1860 годами я и искала запись о рождении мещанина И.М. Кучерова. Искала «на авось», не особо надеясь на положительный результат. Записи о рождении детей крестьян, мещан, дворян Витебской, Ярославской губерний в метриках наших храмов лишний раз говорили о том, что вообще-то искомый человек мог быть крещен где угодно. Но я нашла!



Иван Михайлович Кучеров родился 7 декабря 1858 года. Родители: мещанин Михаил Петрович Кучеров и законная жена его Ольга Яковлевна (видимо, к 1880 году Михаила Петровича Кучерова уже не было в живых, а Ольга Яковлевна вышла замуж повторно за мещанина Мурашева).

Крещён в Троицкой церкви Великих Лук. Восприемниками младенца были Иван Лукич Серебряков и крестьянская вдова Надежда Петрова.

Также в метрической книге той же Троицкой церкви, но уже за 1856 год найдена запись о браке крестьянского сына Михаила Петровича Кучерова с 20-летней мещанской дочерью Ольгой Яковлевной Безсоновой.



И на этом всё. Везение закончилось. Пока никаких других данных о великолучанах Кучеровых обнаружить не удалось.

Но я очень надеюсь, что, как написал праправнук женщины, запечатленный на снимке: «Вдруг да найдутся родственники, узнают её».

Снова «прыгаю» в глубины краеведения и пытаюсь не утонуть. Всегда с вами, Velikolu4anka.