Непенин Адриан Иванович

Непенин Адриан Иванович

Последний командующий Императорским Балтийским Флотом. Уроженец Великих Лук.

Очень хорошо, кратко и в тоже время многогранно написал о нем в своем вступлении в документальную повесть «Адмиралы мятежного флота» Николай Черкашин - писатель–маринист, наш современник. Он ставит Непенина на один уровень с другим великим флотоводцем и полярным исследователем той эпохи, волею судеб имя которого известно всем.

Последний командующий императорским Балтийским флотом. Уроженец Великих Лук.

Очень хорошо, кратко и в тоже время многогранно написал о нем в своем вступлении в документальную повесть «Адмиралы мятежного флота» Николай Черкашин - писатель–маринист, наш современник. Он ставит Непенина на один уровень с другим великим флотоводцем и полярным исследователем той эпохи, волею судеб имя которого известно всем:

Самые молодые адмиралы императорского флота в его закатную пору — Адриан Непенин и Александр Колчак — были друзьями и отчасти соперниками…
… Непенин пребывал в старшинстве в отношении Колчака, поскольку выпустился из Морского корпуса на два года раньше. Вероятно, они знали друг друга еще гардемаринами, но имя Колчака после полярных экспедиций Адриан Непенин запомнил раньше. Через пару лет и Колчак услышал о своем старшем однокашнике: в последние дни Порт-Артура миноносец «Сторожевой», которым командовал лейтенант Непенин, подставил свой борт под японскую торпеду, чтобы спасти эскадренный броненосец «Севастополь». За этот подвиг Непенин получил заветный «белый крестик» — орден Святого Георгия IV степени. Командир «Севастополя» капитан 1-го ранга Николай Эссен всегда помнил отчаянного лейтенанта и «вел» его по службе как мог. Во всяком случае с началом новой войны порт-артурские побратимы Колчак и Непенин оказались под личной эгидой командующего Балтийским флотом адмирала Эссена. Оба были любимцами, опорой его и надежей. И никто из них не подвел своего патрона.

...Пока капитан 1-го ранга Колчак ходил на кораблях в боевые набеги, капитан 1-го ранга Непенин, а вскоре и контр-адмирал, возглавлял службу связи, или же, назовем вещи своими именами, — морскую разведку. Благодаря добытым и разгаданным кодам германского флота служба адмирала Непенина наводила русские корабли на нужные цели и уводила их от невыгодных встреч. Колчак не раз и не два благодатно испытал, что такое точная и своевременная информация о противнике, и прекрасно понимал, что в успехе его операций — немалая толика незримого непенинского участия.
...Именно Непенин первым высмотрел и пригрел в своей службе связи двадцатидвухлетнего авиаэнтузиаста Игоря Сикорского. Он рекомендовал Игорька — звал его так за глаза — главным авиационным инженером службы связи. Кто мог сказать тогда, что за этим юношей величайшее будущее, что это восходящее светило мировой аэронавтики? А Непенин сказал: берите, не пожалеете. И взяли, и Государь высочайше утвердил юнца в этой должности. На российском горизонте взошла эта звезда, да на американском небосклоне достигла зенита. Адриан Непенин… Великого чутья человек! Он же, пожалуй, первым понял роль боевой информатики в морской войне. Да и не только в морской. И все наши нынешние теории по части управления боем, связи, планирования, все, что американцы закладывают в программы своих БИУСов — боевых информационных устройств, — все это начинал он, этот великий адмирал, родом из Великих Лук…


О детстве будущего адмирала хорошо написал Андрей Михайлов (Санкт-Петербург) в своей статье в книге-сборнике «Дворяне все родня друг другу»:

"Адриан Иванович Непенин родился 21 октября 1871 года в Великих Луках, где его отец, потомственный дворянин, владел большим домом. Адриан был единственным сыном в семье - до этого у четы Непениных рождались только девочки. Отец был несказанно рад появлению наследника и чрезмерно баловал мальчика. Мать, напротив, относилась к сыну сдержанно, отдавая явное предпочтение дочерям.

Уже в детстве у Адриана проявились черты характера, определившие его дальнейшую жизнь. Он был чрезвычайно смел, всегда добр и честен с друзьями, но независим и даже дерзок с любым начальством. Прасковья Ивановна Непенипа вспоминала впоследствии, как её брат, будучи еще совсем юным, поспорил с друзьями, что перейдет реку в ледоход, и тут же стал прыгать с льдины на льдину, пока не добрался до противоположного берега. На упреки перепутанных родственников мальчик ответил, что воспитывал в себе мужество и верность слову.

В Сети вроде много написано о Непенине, но как то все одно и то же: безбожно передирают друг у друга, не всегда, мягко говоря, ссылаясь на первоисточник.

Несколько выделяется на общем фоне блоггер Serji. На этой странице вы найдете очень хорошую его работу по Непенину и вообще о флоте той эпохи. Отсюда мы можем узнать (вот а откуда ж блоггер это знает?), что Андриан — сын небогатого коллежского секретаря Ивана Александровича Непенина — связал судьбу с морем по примеру своего двоюродного брата…

Итак… После службы на Дальнем Востоке, герой Порт-Артура Непенин с 1906 года служит на Балтийском флоте.

«Тут он последовательно занимал должности старшего офицера крейсера „Адмирал Корнилов“, командира миноносца „Прозорливый“, начальника дивизиона миноносцев, командира канонерской лодки „Храбрый“. Чин капитана I ранга присвоен досрочно в 1911 году за отличие по службе. Назначен начальником службы связи флота Балтийского моря и внес значительный вклад в развитие систем связи и наблюдения на море, оснащения кораблей и береговых постов новой техникой, в том числе радиотехнической разведки. 1 сентября 1914 года за отличную постановку порученного дела Непенину присвоен чин контр-адмирала. С 6 сентября 1916 года, произведенный в вице-адмиралы, Непенин был назначен командующим флотом Балтийского моря.

И сразу вместе со своими старыми соратниками по службе связи стал готовить фантастическую операцию, которая должна была стать ключевой в кампании 1917 года: вывести в море все главные силы флота, поднять в воздух все 108 „Муромцев“, нанести удары по тыловым германским морским базам и высадить десант под Кёнигсбергом.

Увы, – восклицал биограф Непенина, – вся эта работа была выкинута революцией в мусорную корзину истории».

Февральская революция стала для флота кровавым мартом: только по официальным данным, матросня подняла на штыки, растерзала, затолкала под лёд 120 морских офицеров.

Вице-адмирал Непенин был убит выстрелом в спину 4 марта 1917 года. Его смерть была выгодна большевикам – они уже лелеяли идею превращения империалистической войны в войну гражданскую, а позиция адмирала была выражена им без обиняков: «Мои корабли по своим стрелять не станут».

Его смерть была выгодна немцам: они так и не узнали об операции Балтфлота, запланированной Непениным на 1917 год, но и в роли руководителя морской разведки он причинил им немало хлопот.

Про то кровавое время написал Маяковский:

«Пьяной толпой орала.
Ус залихватский закручен в форсе.
Прикладами гонишь седых адмиралов
Вниз головой
С моста в Гельсингфорсе».

Вице-адмирал Непенин не пошел под лед, как многие его соратники. В тихом красивом месте, в центре финской столицы на православном кладбище среди множества старинных (и не очень) надгробий с русскими, порой очень знакомыми, фамилиями, стоит скромный надгробный памятник нашему земляку.

В гражданскую войну в белой армии два бронепоезда носили имя «Адмирал Непенин». В СССР, естественно, имя его, как и имена других царских и белых генералов и адмиралов, в увековечивании не нуждались. Было время других героев. Сейчас другая эпоха. Время вспоминать. Вспоминать настоящих Героев.

Очень хорошо, что на месте, где стоял отчий дом Непениных (кинотеатр «Родина»), появилась мемориальная доска*...

Но, может быть, можно ожидать чего-то большего?..

*Памятная доска открыта 31 октября 1996 года. Фотоматериалы об открытии доски хранятся в великолукском архиве.

Источники:
1. Первая публикация
2. Фотодокументы из фотоколлекции (Р-2713) отделения ГКУ ПО «Государственный архив Псковской области» в г. Великие Луки, посвященные открытию мемориальной доски А.И. Непенину на здании кинотеатра «Родина».